мурси2

Текст Илья Елисеев | 24.10.2013

Война —  естественное явление, сопровождающее всю человеческую историю. От неолита до века информационных технологий боевые столкновения являются способом решения политических, экономических и идеологических задач любых сообществ.

Многие открытия и научные достижения были сделаны, в первую очередь, для военных нужд, целые династии посвящали себя войне за интересы своего отечества, клана или наиболее успешного лидера. В конце концов, даже  культура пронизана войной – мы восхищаемся героями и их подвигами, считаем воина образцом для подражания и т.д. Потому логично предположить, что без рек крови, пролитой на полях сражений в современном мире никак не обойтись.

Впрочем, её лицо, как и много раз за известную историю человечества, меняется у нас на глазах, а потому небезынтересно было бы попробовать предсказать, какими же будут боевые столкновения в обозримом будущем?

Перед тем, как мы начнем обсуждать, собственно, характер военных конфликтов, нам стоит оговорить несколько принципиальных моментов.

Во-первых, в современном мире за счет развития информационных технологий и интеграции практически всех стран мира в мировое сообщество, любой конфликт будет глобальным. Это мы можем видеть на примере арабских революций. Как только где-то начинают стрелять, так сразу же по этому поводу заседает ООН, США видят там недостаток демократии, который срочно надо исправить ковровым бомбометанием. Фактически, любое мало-мальски крупное военное столкновение повлечет за собой немедленную реакцию мирового сообщества.

Во-вторых, основа споров все та же, что была 100, 200  и, наверное, 5000 лет назад – ресурсы и территории, утверждает президент академии военных наук Махмут Гареев в своей статье «Если завтра война…о характере и облике вооруженной борьбы будущего». С уменьшением количества природных ресурсов и их запасов борьба за контроль над наиболее богатыми точками будет ужесточаться, что позволяет предположить увеличение количества конфликтов в мировом масштабе.

В то же время, обращая внимание на третий принципиальный пункт, мы не можем не утверждать, что время больших позиционных войн, в результате столкновения двух развитых государств, скорее всего, отошло в прошлое. Частично это объясняется наличием у наиболее развитых государств ядерного оружия, или его же у их союзников. В итоге, любое серьезное столкновение между такими мастодонтами мировой политики приведет к настоящему Армагеддону, который не только неизбежно втянет в себя все человечество, но также имеет приличный шанс угробить нашу планету раз и навсегда.

Потому будущее военных действий представляет собой  серию локальных конфликтов за влияние и ресурсы, без каких-либо глобальных столкновений. Начнем мы, пожалуй, с законодателей военной моды XXI века Соединенных Штатов Америки.

 YouTube Трейлер

Сетецентрическая война. Контролируй и властвуй

Впервые концепция сетецентрической войны была предложена вице-адмиралом ВМС США Артуром Себровски, научным сотрудником Пентагона Джоном Гарстка, и адмиралом Джеем Джонсоном. Наиболее полно она была изложена в статье «Сетецентрическая война, её происхождение и будущее». Её основная суть заключается в том, что теперь на поле боя не будет линии фронта, мощных группировок войск, маневров танковыми армиями и всего того, чем был славен железный XXвек.

Действие будут проводиться небольшими группами войск, выполняющими тактические задачи и активно взаимодействующие друг с другом. Так, перед атакой пехоты будет проводиться активная бомбардировка объекта, которая уничтожит системы ПРО противника и деморализует его.

YouTube Трейлер

Затем солдаты, доставленные на самолетах и прикрытые на земле бронетехникой, начнут выполнение своей боевой задачи, обладая всей полнотой тактических знаний на уровне отдельного бойца. То есть, фактически, каждый солдат, как в компьютерной игре, будет знать, где его противник, куда он движется и чего ждать в ближайшее время. Такая осведомленность вкупе с новейшими техническими решениями, внедренными во все рода войск, позволит как свести к минимуму жертвы среди личного состава, так и повысить эффективность каждой операции.

1 (1)

В итоге, мы получаем стремительное наступление (или подвижную оборону), которое не просто с легкостью уничтожает оборону противника, но и повергает его в шок, вызванный абсолютной растерянностью. Линий связи нет, стратегически важные объекты уничтожены или захвачены, солдат погибло море, а противник уже на подступах к центру страны. В идеале, сетецентрическая концепция ведения боевых действий должна давать результат даже в столкновении с гораздо более сильным в плане численности личного состава и техники агрессором.

UberzoldatenfromUSA

Такая концепция ведения боя требует особых солдат и техники. США после событий 9 сентября не жалеют денег на развитие ВПК, и теперь мы можем полюбоваться на суперсолдат не такого теперь далекого будущего.

 Итак, у нас есть шлем из композитных материалов, защищающий от осколочных повреждений, скользящих выстрелов и рикошетов; также он оборудован прочным защитным стеклом, на которое выводятся тактические данные о боевой задаче, жизненные показатели бойца, приказы командования, карта — в общем, все, как в компьютерной игре. В некоторых особо смелых предложениях фигурирует даже система прицеливания. Также в шлем встроены системы фильтрации дыхания, что позволяет не отвлекаться на надевание противогаза.

Далее по списку идет легкий бронекостюм, защищающий солдата в буквальном смысле от кончика пальцев до пяток. Тут и особые перчатки, защищающие от ожогов и случайных осколков, и сапоги, чувствующие мины и обороняющие человека от их взрыва, и бронежилет, созданный по технологии динамической брони.

Эта броня содержит в своем составе сложные молекулярные компоненты, способные затвердевать в считанные доли секунды. Вот он — воин будущего!

Конечно, этот фантастический воин пока является не более чем проектом, хотя решительные шаги США и ориентирующимся на них в техническом и социальном развитии странами для осуществления этой задумки уже предприняты и фактически воплощены в жизнь.

Во-первых, армия Соединенных штатов контрактная. Это очень важно, потому что солдат будущего должен быть профессионалом своего дела, который умеет обращаться со сложной техникой и может действовать самостоятельно, а для этого нужен опыт.

Во-вторых, в современных боевых действиях активно используются многие новинки ВПК — и БПЛА (Беспилотный летательный аппарат) , и новые виды техники, и разведка спутниками в реальном времени.

Так, разрабатывается система Skylark (Жаворонок), которая представляет собой разведывательный беспилотник, к которому может подключиться любой солдат. Таким образом, повышается не только информированность каждой боевой единицы, но и снижается угроза внезапного нападения или удачной засады противника. Сейчас возможностями БПЛА могут пользоваться только командиры подразделений, и то с большими ограничениями – все-таки дальность полета и качество съемки оставляют желать лучшего.

Критика

Не стоит думать, что армия США монолитна в своих взглядах, и все её служащие верят в непогрешимость своего командования. Достаточно большое количество военных специалистов резко критикуют нынешнее положение дел в военной доктрине Америки.

Бывший полковник армии США Г.Р. Мак Мастер в своей статье «Изучение современных конфликтов для подготовки к будущим войнам»  подвергает сокрушительной критике войну в Ираке и антитеррористические операции США.

По его словам генералы, обладая инструментарием нового поколения, на поле боя применяют устаревшие стратегические и тактические схемы, что приводит к многочисленным жертвам, провалам операций и огромным материальным потерям. Так, благодаря некомпетентности генштаба, в среднем, за день на американские патрули в Ираке совершалось до 15 нападений, причем на контролируемой ими территории.

«Ни шагу назад!»: отечественные инновации в разрезе

А что же российская армия? В случае столкновения интересов с такими суперсолдатами будущего может прийтись очень несладко. Потому нам тоже необходимо модернизировать свои вооруженные силы, и такие тенденции есть. Впрочем, здесь есть свои особенности.

YouTube Трейлер

Начнем мы с материально-технического обеспечения. В 2011 году на авиасалоне МАКС была впервые представлена система защиты «Ратник», созданная на основе предыдущего проекта Минобороны «Бармица». Она прошла общевойсковые испытания в 2012 году и была признана отвечающей современной ситуации. Поговаривают, что уже с 2014 года она начнет поступать в различные части вооруженных сил.

В комплекс «Ратник» входят до 10 компонентов, в том числе комбинезон «Алютекс», выдерживающий до 30 секунд горения; GPS- навигатор, который будет в реальном времени отслеживать местоположение бойца; системы коммуникации; всевозможные прицелы, системы ночного и тепловидения; бронежилет 6Б43, который даже в максимально тяжелой версии легче западных аналогов; усовершенствованный АК-12 и многое другое.

Фактически, такой комплект защиты является вполне хорошим даже по самым завышенным международным стандартам. А если учесть наши разработки в военном авиастроении, создании межконтинентальных ядерных ракет и т.п.- то возникает чувство защищенности и уверенности. И как нормальные русские люди, мы ищем в этом подвох.

YouTube Трейлер

Что может вызвать опасения?

Лучше всего ситуация видится на примере, потому мы возьмем последнюю войну с участием Российской Федерации – Осетинский конфликт с 7 по 12 августа 2008 года.

Независимый портал «Военное обозрение» говорит о том, что во время этого столкновения проявились практически все болезни российской армии.

Во-первых, войска были очень медленно развернуты — сказывались проблемы со связью и тыловым обеспечением. Бронетехника выдвигалась без авиаприкрытия, а в первый день конфликта медлительность действий российских разведчиков и наводчиков позволило грузинским войскам обстреливать Цхинвал в течение 14 часов.

YouTube Трейлер

Не применялись десантирование, артподготовка прорыва, а танки 58й армии СКВО на 75% представляли собой Т-62 и Т-72, на тот момент основательно устаревшие. Таким образом, войска двигались медленно, должным образом не подготовленные к боям.

Впрочем, противник был слаб, причем, в основном, в плане боевой подготовки. Конечно, техническое оснащение грузинской армии было высоким, гораздо выше, чем у солдат РФ, но их подготовка и умения, а также моральная составляющая оставляли желать лучшего. К тому же, наших солдат, техники и авиации было больше (конечно, никто не умаляет доблестные действия миротворческого гарнизона, сражавшегося с численно превосходящим противником)

Критика

Американский инструктор Доминик о грузинской армии:

«Хотя они одеты в униформу, подобную американской и некоторые из них имеют американское оружие, они даже близко не стоят от армии США. Из грузинских частей, которые я видел, только Коммандос имели какую-то дисциплину. Регулярные части имели СЕРЬЕЗНЫЕ проблемы с дисциплиной. Они крали всё и вся, до чего только могли добраться, включая радиостанции и антенны, установленные на HMMWV («хаммерах»), которые водили сержанты, работавшие при них инструкторами.

Когда ему высказали претензии, их командир изображал из себя невинность до тех пор, пока сержант-инструктор не заявил, что они не получат больше ничего от американских военных, пока его оборудование не будет возвращено. Тогда оно «волшебно» появилось той же ночью.

 В Кувейте их постоянно ловили на кражах из других частей, они взламывали морские контейнеры, чтобы воровать готовые пайки и униформу, многих из них ловили на краже формы из гарнизонных лавок, они сожгли несколько строений из-за того, что курили в местах, где курить запрещено, и т.д. и т.п. Пока они не разгребут свое дерьмо, упаси боже, чтобы им было разрешено вступить в НАТО».

 

Итак, судя по данным фактам, основная проблема российских вооруженных сил — слабая техническая подготовка. Вот с этим мы боремся.

банна эфиопия

А теперь давайте смотреть дальше. Помните, мы сказали, что солдат будущего — это профессионал? А у нас до сих пор призывная армия, и менять это пока никто не собирается.

Срочники несут службу во всех военных частях нашей страны, и, причем, только один год. То есть, фактически, научить чему-то стоящему их сложно, особенно, если солдат всего пару раз за срок службы возят на стрельбище. (мы, опять же, не берем в расчет ВДВ и другие элитные подразделения армии, а смотрим среднюю температуру по больнице). К тому же, в случае военного конфликта, 70% этих ребят погибнут в боевом столкновении просто от отсутствия опыта, неумения пользоваться всевозможными техническими новинками, и даже просто от отсутствия мотивации.

Контрактнику платят деньги, армия — его сознанный выбор, и потому, с любой точки зрения, он — лучше призывника. Только дороже.

К тому же, как показывают массовые боевые действия, в стратегическом плане мы остались на уровне советской военной доктрины. Мы думаем о позиционных, массовых войнах с фронтами, флангами и группами войск, хотя большинство развитых стран воюют по-другому.

YouTube Трейлер

В книге Игоря Попова «Война будущего: взгляд из-за океана. Военные теории и концепции и теории США» рассказывается, что американские специалисты пристально изучили российский опыт, и пришли к выводу, что, хотя у нас прекрасно развит сегмент спецопераций, очень страдает стратегическая мысль в массовых боях.

Так, первый штурм Грозного провалился исключительно из-за бездарного командования, запустившего бронетехнику в город, что противоречит азам всех военных учебников. Сейчас, когда противник, вообще, старается динамично прорвать все линии обороны и уйти в тыл, чтобы там нанести максимальный ущерб, наша военная доктрина вызывает серьезные вопросы.

Критика

Евгений. Ефрейтор-командир пулеметного расчета. В настоящее время менеджер по продажам.

«Думаю, мы отстаем от стран запада минимум лет на 50. У нас только появляется в единичных или испытательных вариантах, то, что там уже работает. Как можно что-то прогнозировать в военных делах на ближайшие годы, если военный бюджет того же США равен расходам на армии всех стран вместе взятых? По сути, молитесь, чтобы войны не было. Есть, конечно, считанные единицы боеспособных подразделений, а в целом — говно. Если только трупами опять всех завалим.

Все нужно менять, система — гнилая! Если сделать ее меньше и контрактную, повысить з\п, еще и уровень подготовки, и затачивать войска под современные методы ведения боя- тогда мы будем конкурентно способны. А самое ужасное в системе — при том, что зарплаты в армии становятся больше – советское начальство, «олд скул солджерс».

Думаю, в будущем тактическое единицей все же останется солдат, просто, ему будут помогать роботизированные механизмы и компьютеры. Например, системы защиты «Ратник», которая если и поступит на вооружение после 2014 года, но только для горсти спецподразделений. А нам очередную новую форму с**и пошили, а америкосы в такой с войны во Вьетнаме воюют! Как всегда, деньги отмыли, особняки построили — и всё.

По поводу солдатских сообществ в сети, думаю, что если людям реально есть, что интересного написать о своей службе, мне кажется, это — здорово. Просто, многие ещё и пытаются решить какие-то острые вопросы, в виде обсуждения зарплат-обеспечения- концепций развития и т.д. и т.п., но при этом как то сильно боятся, что командование их заметет и выгонит из ВС. Так на самом деле страшно сказать что-то не то?»

Ну, и на закуску. Сейчас Минобороны проводит кампанию по популяризации Вооруженных сил в массовом сознании, путем создания выдающихся шоу. Вот, к примеру, танковый биатлон, который так необычен, но, вроде, демонстрирует нашу силу.

YouTube Трейлер

Давайте ещё спецназовцев на унициклах пустим? Нет, конечно, в этом есть смысл – создать позитивный образ военной службы, но почему-то думается, что более правильным было бы создание новой стратегической военной доктрины, которая бы принесла Российской Федерации доминирующую позицию в мировом сообществе. В конце — концов, кого сильно боятся- с тем охотнее дружат.

Про пенсии, зарплаты, социальные льготы военным лучше просто не говорить, потому что традиционно о людях мы будем заботиться в последнюю очередь.

Критика

Аркадий Ротшильд. Младший сержант, начальник зарядно-аккумуляторной станции. Служил в Автомобильных Войсках в 2010-2011 году. В настоящее время технический директор проектов в банке.

«В нынешнем виде – никакого развития армии не предвидится. Система сгнила изнутри, если где-то и есть что-то хорошее — это заслуга отдельных личностей из руководства военных частей.

Переход на контракт неизбежен. Армия должна снова стать мощным социальным лифтом. Военнослужащие должны получать жилье и большой пакет социальных льгот. Я даже не смог после армии восстановиться в институте, сказали типа «Ну ты там отупел за год, зачем ты нам нужен?».

Зато вроде как убрали «гражданские наряды». Вот я приезжал в часть к знакомому, а там на КПП сидят чоповцы полупьяные вместо солдат. Ну, это уже полнейший перебор.

Также, в нынешнем виде никакие изменения в техническом оснащении армии не окажут на обороноспособность страны. За год невозможно подготовить специалиста при такой программе. Нужно повышать интенсивность подготовки, но нет должного количества профессионалов, которые могли бы этим заниматься. Плюс — армия страшно бюрократична и введение изменений любого толка это очень долго. Нужно все заново делать по западному образцу, но с учетом опыта советской и российской армии.

Если сказать несколько слов о войнах будущего, то локальные конфликты будут выглядеть также абсолютно. Есть общемировая тенденция к тому, чтобы использовать небольшие группы высококлассных специалистов в точечных операциях. Никаких маневров огромного количества личного состава не будет (да, и сейчас мало уже где есть).

Крупные конфликты — даже не знаю, я думаю все же это будет изначально ковровые бомбардировки и арт-обстрелы и потом уже пехота с техникой будет работать точечно. Ну и опять же, будет везде применяться различное кибероружие.

Солдатские блоги- это нормально, мир не стоит на месте. Лучше пусть пишут блоги, чем будут заставлять «духов» приседать по 5 форме в «сушилке» или сами будут бухать на дежурствах.

Конечно, никто не любит выносить сор из избы в любых силовых структурах. Интернетом тоже много где пользоваться запрещено. Поэтому анонимность это нормально в таких вопросах. Если проблемы реально серьезные — блоги не помогут, справится только военная прокуратура».

 

Так что, положение сейчас у нас неоднозначное. С одной стороны, мы, вроде как, сможем воевать в будущем, но лучше, на всякий случай, поучиться выживанию в экстремальных условиях. Лесов у нас, слава Богу, много.