2

Текст Сергей Лебедев | 28.11.2013

«Я не хочу убивать тебя! Что я без тебя буду делать? Снова обворовывать мафию? Неееет… Ты… дополняешь меня!»

(Джокер-Бэтману)

В этом месяце  исполнилось 60 лет Алану Муру – одному из столпов современной графической новеллы (комиксов).  «Ну, а к чему мне это на нашем ресурсе», – спросите  вы? Фишка в том, что Мур, не имея даже базового образования, умудрился затронуть в своих работах очень  сложные социально-экономические и политико-психологические проблемы.

В цикле из нескольких статей  я постараюсь рассказать вам о том, что представляется мне самым важным.

CLH1.CA.0e.0726.moore3.O.1

А можно было бы подумать, что это типичный сисадмин

Сегодняшний текст – про его новеллу «Хранители», экранизированную Заком Снайдером  в 2009 году. Чуть позже – про  роман, ставший символом анонимуса и любых протестных движений – «V значит Вендетта», по которому сняли фильм знаменитые братья Вачовски. И, если повезет, третий текст будет по новелле «Batman: The Killing Joke».  Во всяком случае, я сам на это очень рассчитываю.

Если вы вдруг не смотрели фильм или не читали графическую новеллу, то вот вам ультракраткий синопсис.

 БЕЗЫСХОДНОСТЬ. БОЛЬ.  БЕЗДНА

Альтернативная реальность, разгар Холодной войны. СССР и США  вот-вот превратят друг друга в кучку ядерного пепла. Всевозможные «супергерои» понятия не имеют, как остановить назревающий ядерный апокалипсис – по оценкам политологов, счет идет на дни или даже часы.

Часы Судного Дня находятся в положении «несколько секунд до полуночи» – как,  видно по обложке графической новеллы.

В воздухе витает ощущение безысходности, в городах постоянно  происходят стихийные вспышки насилия. Совершенно беспомощен даже обладающий почти божественной мощью Доктор Манхэттен – физик, превратившийся в чисто энергетическое сверхсущество в  результате крайне неудачного развития событий в лаборатории.

ВЕЛИКАЯ ИЛЛЮЗИЯ

Спасителем человечества становится миллиардер Адриан Вейдт, который в один прекрасный момент понимает, что единственный способ разрядить международную напряженность – дать СССР и США общего врага. Желательно – врага мнимого, не существующего. В книге он нанимает  огромный штат биологов (или правильнее сказать ксенобиологов?), которые создают в тайной лаборатории  нечто из худших кошмаров Ридли Скотта и Стивена Кинга – псевдоинопланетного монстра.  Псевдоинопланетный  он потому, что  был всего лишь плодом работы генетиков.

Это существо  оказывается посреди американского мегаполиса и умирает, погубив при этом  кучу народа. Лидеры США и СССР понимают, что «мы не одни» и  решают сплотиться вокруг возможной инопланетной угрозы. Кто знает, за этой тварью ведь могут прийти новые? И откуда она вообще пришла – из бездны глубокого безжалостного космоса или вообще из какого-то параллельного мира?

В фильме инопланетного монстра нет – путем почти аналогичных действий Адриан Вейдт  инсценирует массовое убийство жителей США и СССР Доктором Манхэттеном.  Лидеры США и СССР также принимают решение, что синий светящийся сверхчеловек сошел с ума и стал  главной угрозой всему живому.   Новости пестрят заголовками – «Безумный доктор Манхэттен напал на  американские города».

2

Эффект в кино точно такой же – конец холодной войны, разрядка международной напряженности

ОБРАЗ ВРАГА И НЕМНОГО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Короче говоря, решением проблемы становится психологический механизм, активно изучающийся в  рамках политологии (и не только). По всей видимости, нашему сознанию просто необходимо наличие дихотомии «свой-чужой», и образ врага является чуть ли не центральным для нашего представления о политике.

Немецкий философ Карл Шмитт даже считает, что понятия «друг-враг» являются экзистенциальным хребтом политики как таковой –  также, как понятия «прибыль-убыток» являются экзистенциальным хребтом для экономики.

Мы сплачиваемся по общим признакам, и чем «чужероднее» враг, тем больше простора для альянса.  Можно «дружить против» раздражающего сотрудника на работе. Можно «дружить против» кровожадного режима. В «Хранителях» две идеологически чуждые друг другу системы пошли на сближение во имя homo sapiens как вида.

Где-то я встречал интересную мысль, что  осознание человеческой расы как единой стало возможно только благодаря освоению космоса. То есть у нас появилась возможность  взглянуть на себя со стороны – как на единый шарик.

Но,  думается мне, намного важнее стало развитие представлений об «общепланетарных» угрозах, начиная от глобальных катастроф и заканчивая гипотетическим инопланетным вторжением. Я сам почти уверен, что никогда никакого инопланетного вторжения не будет, и зеленых человечков мы вряд ли когда-либо увидим. Но то, как Озимандиас сыграл на ксенофобии массового сознания – на мой взгляд, это просто блестяще.

1psychosis_large

Сферический Чужой в вакууме

Как пишет Эрих Фромм, «чужой» всегда имеет для нас негативную валентность, так как взаимодействием с ним требует принятия неординарных решений – считай, дополнительных когнитивных усилий.  Альфред Шюц добавляет, что нас пугает именно непонятность и непредсказуемость действий «чужого». Совершенно непонятно, что может взбрести в голову бессмертному доктору Манхэттену или гигантской инопланетной твари. Их поведение невозможно предсказать и просчитать – и именно это наводит на нас ужас.

Появление такого далекого и страшного врага позволило человечеству подняться на одну ступеньку вверх по воображаемой лестнице идентичности. Вместо противостояния «социалисты-капиталисты», благодаря гамбиту Озимандиаса, люди начали мыслить в рамках дихотомии «homo sapiens VS Ксеноорганизмы».

 

Лайфхак от Алана Мура

Если вам необходимо заставить социальную группу работать – создайте ей врага. Если вы хотите заставить себя работать – создайте себе врага. Если вы не нашли смысла жизни – создайте себе врага.  Если вы в депрессии – создайте себе врага. Если вы хотите покончить жить самоубийством — создайте себе врага. В любой непонятной ситуации – создавай врага.

Обложка — оригинал