1920227_10152662624553452_148161801_n

Текст Степан Гаврилов | 12.03.2014

Писатель Владимир Козлов, известный книгами “Школа“, “Гопники“ и “Война”, в кинематографе не новичок. Он работал над сценарием вышедшего еще 10 лет назад фильма “Игры мотыльков”, а в прошлом году дебютировал со своей собственной картиной «Десятка». Фильм, снятый почти без копейки бюджета, без участия профессиональных актеров, однако, получил бронзу на фестивале ”Дух огня“ и попал в «50 самых важных фильмов года»,по версии журнала ”Сноб”.

Теперь Козлов взялся за проект, представленный интернет-общественности под рабочим названием «Документальный фильм о сибирском панк-роке». В будущей ленте речь пойдет о культурной аномалии конца 80-х годов, особого рода питательной почве на участке “Тюмень-Омск-Новосибирск”, из которой произрастали такие музыкальные культуры ,  как  ”Гражданская оборона“,  Янка Дягилева, ”Инструкция по выживанию“, Ник Рок-н-Ролл, ”Путти“, ”Пищевые отходы“ и другие.

Hungry Shark поговорил с Владимиром Козловым о панк-братстве, успешной краудфандинговой кампании для фильма и, конечно, о том, что ждет любителя сибирского андеграунда, когда лента будет полностью закончена.

На каком этапе сейчас проект?

Сейчас, можно сказать, подходит к концу монтаж фильма. После этого будет постпродакшен, то есть обработка картинки и звука. Я думаю, фильм выйдет, как я и планировал, где-то весной. Точный срок не назову, но думаю, апрель-май.

1920227_10152662624553452_148161801_n

Владимир Козлов

Расскажите, какие специалисты работают у вас в команде? Вроде бы, эстетики панка позволяет сделать предельно diy-кино, обойтись минимальными средствами: самому снять, самому смонтировать, чуть-чуть обработать. Но насколько я знаю, вы запускали краудфандинговую акцию с целью привлечь дополнительных специалистов.

Да, я с самого начала знал, что такой фильм можно снимать одному. Снимать я умею, камера у меня есть, есть простейший микрофон, который позволяет писать звук, базовыми навыками монтажа я тоже обладаю. Но все-таки хочется получить чуть более качественную картинку, может быть, как-то поработать с фотографиями, ведь с того времени сохранилось очень мало видеоматериалов. Потому, может быть, удастся сделать что-то вроде анимации фотографий.

Для меня недостаточно сделать фильм, состоящий из говорящих голов и каких-то немногих существующих архивных съемок.

Это задача – как подойти к этому. Можно сделать фильм, как телепередачу: вот хроника, вот интервью. Но мне это неинтересно, я пытаюсь найти ритм в этом фильме, который соответствовал бы ритму той музыки. Все-таки не хотелось бы делать чистый документ, хронику.

В таком случае, если это не хроника, то, может быть, он будет расследованием или своеобразной метафорой? Как вы его видите?

Если у меня получится то, что я хочу, то это будет мой авторский рассказ о том, как я себе представляю эту музыку, этих людей. Но при этом без авторского закадрового теста. Я его ненавижу за то, что он используется в телевизионных, так называемых, документальных фильмах. Все будет рассказано именно словами участников, очевидцев, наблюдателей.

Когда я впервые много лет назад думал про этот фильм, была идея взять за основу книгу “Прошу, убей меня”, которая состоит на 100 % из свидетельств очевидцев, без какого-то комментария автора.

YouTube Трейлер

Я не могу действовать иначе. Я никогда не принадлежал к этому комьюнити и не могу принимать чью-то сторону. С другой стороны, в том, какие именно фрагменты интервью войдут в фильм, как они будут структурированы, проявится моя авторская позиция.

Как вы относитесь к помощи со стороны? Панк-культура издревле славится своим братством.

Многие  люди, не имеющие отношения к тусовке, помогали находить контакты, помогали с поиском материалов, фотографий. Несмотря на то, что я практически весь фильм делаю один. Но все равно хочется какого-то вклада с чьей-то стороны. Это делает работу интересной.

Все можно сделать самому, но если есть шанс, что какой-то человек поможет сделать лучше, почему нет?

Без помощи каких-то людей вообще бы ничего не получилось. Но я не вижу реального панк-братства на сегодняшний день. Вероятно, оно есть в какой-то действующей сцене, но надо понимать – это сцена 80-х годов, действующей сейчас ее назвать нельзя, несмотря на то, что какие-то группы и существуют сейчас, все равно это ”пост-пост-пост…” по отношению к тому, что было тогда.

А как было тогда?

Тогда это было одно.  Это была единая тусовка между Омском, Новосибирском и Тюменью. Сейчас прошло около 25 лет, и люди другие.

Я не буду называть – кто, но у меня даже спрашивали, не полагаются ли деньги за съемки в фильме, за то, чтобы взять у человека интервью. И меня это очень удивило, потому что, как правило, в документальном фильме это не предусмотрено.

Хочется их оправдать тем, что, может быть, они были просто не в теме? Во всяком случае, это далеко от моих понятий о том, как это было тогда, и о том, как  это должно быть сейчас.

YouTube Трейлер

Тем не менее, затея с краудфандингом была успешной. Расскажите ваши впечатления о работе по этой системе?

То, что удалась краудфандинговая кампания, не указывает на панк-братство, а скорее на то, что у людей есть преданность этой музыке. Некоторые люди отзывались именно потому, что они знали меня, знали мои книги.  И это было приятно.

Изначально заявленная сумма была больше. Я отталкивался от количества денег, необходимых мне, чтобы полностью покрыть все расходы. Но потом я увидел, что эта сумма не собирается, хоть и пришло немного средств вне этой краудфандинговой платформы.

Я понял, что эту сумму надо уменьшать, потому что, в противном случае, я не получил бы ничего. В итоге я уменьшил заявленное количество денег и набрал их.

А впечатление двойственное. С одной стороны, хорошо, что те минимальные деньги, которые мне были нужны на фильм, я собрать мог. С другой стороны, я ожидал куда большего энтузиазма. Были какие-то комментарии в соцсетях, что я пытаюсь собрать себе деньги на отпуск. Или такая реакция: «Мы не будем ничего вкладывать, вы его снимите, а мы потом его посмотрим на торрентах».

Мне тоже кажется это несколько устаревшим мышлением. Во-первых, с торрентами более-менее успешно борются, и неизвестно, в каком они будут виде, когда я закончу фильм. А во-вторых, я не знаю, захочу ли я его туда выкладывать, потому что это некрасиво будет по отношению к тем людям, которые на фильм деньги дали.

И еще один, чисто юридический момент. Вопрос авторских прав там иногда доходит до какого-то абсурда, и кто-то мне сможет предъявить, что я в фильме использую что-то неправомерно. Но я физически не могу найти автора каждой фотографии, которую я возьму в будущий фильм. И не могу заключить с ним какой-то договор, пусть и безвозмездный.

Потому в фильме в какой-то степени авторские права не будут соблюдены.

То есть элемент панк-рока останется?

Ну, если считать это элементом панк-рока , то да, останется.

Но, это, скорее, элемент противодействия абсурдности предельно-механической системе авторских прав. Наверное, должны быть какие-то другие подходы. И если какая-то фотография уже выложена и находится в открытом доступе какое-то время, может быть, уже и стоит разрешить ее некоммерческое использование?

YouTube Трейлер

Какие выводы сделали вы, работая над фильмом? Открылся ли тот культурный пласт для вас с новой стороны?

Я, скорее, утвердился в том, что это была очень интересная, неординарная по тем временам, сцена. Она очень недооцененная и абсолютно не вписавшаяся по всем параметрам в последующий мейнстрим.

Я спрашивал у людей, почему так произошло, хотя, фильм не ставит целью ответить на этот вопрос. Мне называли разные причины. Одна из них – люди были недостаточно активны, несколько ленивы. Но могу только отчасти с этим согласиться.

Все-таки главная причина: это была музыка далекая от коммерции.

Те же свердловский или ленинградский рок на тот момент, к концу 80-х, превратились во вполне себе мейнстримовый продукт.

Я недавно читал вашу авторскую колонку, в которой вы порицаете “совок”. И вот, что мы видим – вы сами отправляетесь в этот самый “совок”, пусть и на его излете. Что это, ностальгия?

Какой-то элемент ностальгии есть. Я действительно отправляюсь в советские времена, но к тем людям, которые уже тогда были ярыми антисоветчиками. Конечно, хочется сделать трибьют тем людям, той музыке.

 Хочется соединить, быть может, взаимоисключающие вещи: с одной стороны, объединить личное – ту музыку, которую я тогда слушал и слушаю до сих пор, с другой стороны – хочется рассказать о ней тем людям, которые мало что о ней знают или не знают вообще. Каждая из этих задач требует своего подхода и языка. И, наверное, по этой причине я не до конца представляю, какое из этих направлений будет основным. Ну, а, может, вообще получится, что я попытался сесть сразу на несколько стульев, и ничего не получилось. В этом есть риск. Но это интересно.

У вас есть очень хороший опыт продвижения вашего независимого художественного фильма “Десятка”. Что вы для себя усвоили и как собираетесь показывать людям и критикам готовящийся фильм о сибирском панк-роке?

С ”Десяткой” получилось очень удачно попасть на фестиваль “Дух огня”, где его заметили. Это получилось бы, даже если бы мы не взяли там приз. Сейчас для фильма очень важно попасть на фестиваль. Я надеюсь, что и с этим фильмом это получится. Предварительные разговоры уже были, потенциальный интерес есть.

Если же не получится, всегда есть возможность провести неформальные премьерные показы в любом городе. Вне официальной системы кинопроката существует много мест, где можно показывать кино. За это у меня волнения нет.

YouTube Трейлер

Оригинал обложки