big text

Текст Антон Запускалов | 08.11.2013

Утро многих молодых людей сегодня начинается не с чашки чая или кофе, а с проверки обновлений в социальных сетях, произошедших за ночь. Как скоротать время в очереди, в метро или в кафе, ожидая встречи? Ответ один – уткнуться в телефон.

Каждый день мы читаем сотни заголовков, просматриваем по диагонали ленту Facebook и ставим лайки фотографиям друзей в Instagram. Казалось бы, кому в таких условиях интересно «письмо позвало в дорогу»? Специальный репортаж на 50 тысяч знаков и все остальные атрибуты традиционной журналистики? Как показывает опыт, нужны и ещё как.

Лонгрид – длинный текст, содержащий детальный обзор по теме – явление, во все времена сохранявшее популярность, например, в Штатах (хрестоматийный пример журнала The New Yorker), но благополучно забытое в нулевые в России.

Интернет-СМИ, понадеявшись, что UGC (user-generated content — контент, создавемый пользователями) решит все проблемы с заполнением сайта контентом, практически отказались от крупных форм. Главным образом потому, что уж слишком накладен во всех смыслах процесс их создания. Однако продолжительного романа с UGC не получилось – оказалось, что писатель из читателя так себе, пользовательские тексты зачастую изобилуют ошибками и всё это в целом негативно сказывается на репутации издания.

Ответом для СМИ на вопрос о том, чем привлечь к себе внимание, и стал позабытый «длинный текст». Детальное теоретическое исследование со ссылкой на источники или красочный репортаж с места событий – именно их из сотен ссылок в социальной сети сегодня выцепляет заинтересованный в новых эмоциях пользователь.

Разумеется, визуальная часть репортажа также немаловажна – австралийский учёный Дэвид Кэмпбелл посвятил этому вопросу целое исследование, оно было выпущено в апреле 2013 года при участии World Press Photo.

Прошли времена, когда скорость интернета могла не позволить просматривать объёмные фотогалереи к статьям. Теперь фото – обязательный атрибут и ещё одно средство художественной выразительности.

Галина Тимченко, главный редактор Lenta.ru, комментируя первый за многие годы ребрендинг издания, отмечала, что изменения во внешнем виде сайта были необходимы, в частности, для того, чтобы выгодно подавать длинные тексты и фотографии к ним:

“Мы приросли большим количеством длинных текстов, выросла наша фотослужба, и мы стали относиться к фотографии не как к иллюстративному материалу, а как к самостоятельной форме высказывания”.

Сейчас редакция делает свою ставку не только на оперативную подачу новостей, но и на лонгриды. Удачный пример специального репортажа из недавних – «За чертой беспросветности» Светланы Рейтер – огромный текст о психоневрологических интернатах в Московской и Ленинградской областях. Фотографии к материалу кому-то могут показаться слишком жёсткими. Однако они хорошо иллюстрируют прискорбное по сравнению с началом девяностых в психиатрических лечебницах почти ничего и не изменилось (и наивно рассчитывать, что изменится – это наша Родина, сынок).

Кстати, о Родине. Этой осенью в продажу в магазины так называемой интеллектуальной литературы поступила “Неединая Россия” Олеси Герасименко. Книга, своим примером доказывающая, что качественный репортаж может вполне жить и вне журнальной полосы или страницы сайта.

В “Неединую Россию” вошли тексты, написанные Герасименко после командировок по России – все они были опубликованы в “Ъ-Власть”. Произведение о том, как в регионах относятся к федеральному центру – на Урале и в Калининграде, в Сибири и на Дальнем Востоке (спойлер: примерно так – «мы за единую страну и против сепаратизма, но москвичи достали»).

Сознание устроено таким образом, что при полном насыщении одним набором эмоций, нам хочется чего-то противоположного. Так, успешные топ-менеджеры становятся дауншифтерами  и уезжают на Гоа, а каноничные представители физтеха начинают писать стихи. Представляется, что эту логику возможно распространить и на поведение интернет-пользователя.

Сегодня наступил тот момент, когда он как читатель устал от коротких реплик в Твиттере и разбавленной спамом информационной каши в ленте новостей Facebook. Ему хочется чего-то большого и красивого, и, чтобы за душу брало; он готов потратить 30 минут не на 10 новостных заметок, а на один репортаж, при условии того, что он гарантирует ему эмоциональное удовлетворение. Верится, что популярные измышления о соцсетях, убивших журналистику, в корне лживы, и совсем они её не убили. Напротив, побудили к действию хорошим дружеским пинком.